Начальная   Активные туры   Карты    Форум    Фотогалерея   Библиотека   Снаряжение   Походы   Погода 
К Оглавлению
От автора
Мыс Айя. Был ли Гомер в Тавриде?
Ай-Тодор. Разговоры в зимнем море.
Ай-Петри. Обитель ветров.
Бойка. Предательство.
Большой каньон. Серебряный дворец (Сказание Туара).
Водопады Крыма. День рождения.
Демерджи. Огни Исар.
Долгоруковская яйла. Капище пещеры Ени-Сала 2.
Караби-яйла. Первоиследователь.
Кара-Даг. "Несси" в Крыму.
Качи-Кальон. Скит Анастасьи.
Кизил-Коба. Кизилкобинцы - древние жители пещеры.
Козьмо-Дамиановский монастырь. Напои меня, родник!
Керкинитида. Письмо Апатурия.
Мангуп. Голос готов. Потомок императора.
Неаполь скифский. Суд царицы Амаги. Стрелы Скилура. Скифы и царь Дарий. Ров потомков слепых. Погребальная дорога в Герры.
Палеокастрон. Поэзия ученого.
Пантикапей. Могила Спартака. Вал царя Асандра.
Парагильмен. Письма эмигрантки.
Роман-Кош. Серебряный олень.
Сокол. Мы встречаем Новый год.
Старый Крым. Защитник Каффы - князь из Газарата.
Сююрю-Кая. Пещера-призрак.
Учан-су-Исар. Мы идем по Таракташу.
Херсонес. Присяга Ксанафа. Меч Диофанта. Климент I и Херсонес. Константин Философ в Херсонесе. Крепкий сон Зенона. Знак Анастаса. Крещение князям Владимира. Колокол Херсонеса.
Чертова лестница. Засада по дороге на Харакс.
Чатыр-Даг. Черепа Чатыр-Дага.
Чуфут-Кале. Мавзолей Джанике-ханым. Встреча с Фирковичем.
Эски-Кермен. Осадный колодец.
  Чертова лестница. Засада по дороге на Харакс.

Чертова лестница

Странное название, полное таинства, жутковатое, но, привлекающее путника своей загадочностью.
Идем медленно, осматривая дорогу, что-то выискивая, запоминая, созерцая. Ведь когда-то здесь крался охотник, одетый в шкуру убитого зверя, скрывался в засаде тавр, поджидая римского легионера. Отряд генуэзцев, высадившись с парусных фрегатов, спешил отобрать у феодоритов лесные угодья. Был здесь и Александр Пушкин. "По горной лестнице взобрались мы пешком, держа за хвост татарских лошадей наших", — так писал он в письме другу.
Для чего ее построили в горах? Сейчас на Южный берег преложено удобное шоссе и можно легко добраться из Севастополя в Ялту. А раньше скальный барьер Южной гряды не только защищал Южный берег от холодных северных ветров, но и служил неприступной каменной стеной с обрывами и пропастями Д1я захватчиков-кочевников. Но нужны были горные тропы и дороги, где могли пройти повозка, пешеход и конник, и которые связали бы юг и север полуострова. Вот таким естественным проходом среди скал между высокими утесами Мердвень-Кая и Балчпк-Кая послужило узкое ущелье, где люди проложили каменную лестницу и пользовались ею до прошлого века, пока не была сооружена дорога через Байдарские ворота. И забылась горная лестница, разрушилась, и теперь по ней поднимаются только туристы.
Старая дорога Ялта — Севастополь как раз лежит рядом с Чертовой лестницей. Из Оползневого до нее 9 километров вдоль каскадов скал со сложным рельефом, на альпинистском языке — это полки, зацепки, балконы, трещины, контрфорсы, нависающие участки, камины и многое, многое другое. Здесь не раз проводились альпинистские восхождения, всесоюзные и международные соревнования по скалолазанию. И в память о прославленном "Тигре скал" один из утесов назван именем Хергиани. Правда, редко кто знает скалу Хергиани, показать ее могут лишь альпинисты, хорошо разбирающиеся в Крымских горах.
За скалой Хергиани, проехав по шоссе небольшой мостик, вы попадаете на начало тропы, ведущей к Чертовой лестнице. Сначала тропа поднимается по крутому сланцевому склону. Вокруг густые заросли. Пройдешь не спеша двадцать минут по тропе и увидишь крепиды дороги, каменные марши, остатки боковых стен. Сейчас многое обрушилось, и пройти здесь может лишь пешеход, а раньше цокали копытами лошади и ездили повозки. Ведь на плоских изгибах известняка, на скальном основании, лежащем в полотне дороги, просматриваются парные колеи, выбитые колесами повозок.
Мердвень, Шайтан-Мердвень, Лесенка, Лестница, Чертова лестница... Таких топонимов больше в Крыму нет, хотя через Главную гряду проложены дороги и по другим ущельям. Значит, какой-то особый интерес вызывала эта дорога. Чертова лестница — это не только удобный проход на яйлу по ступеням и площадкам. Она вбирает в себя и весь рельеф извилистого и крутого пути. Длина всех маршей, учитывая наклон, примерно 250 метров, средняя крутизна 15 — 20 градусов, т. е. наклоны отдельных маршей до 30 градусов. Ширина полотна до полутора метров. Петли Чертовой лестницы вьются по естественному каменному завалу на дне ущелья и по полкам и карнизам Мердвень-Каи. Кое-где пришлось подрубить известняк до полуметра, и человек здесь потрудился, стесывая выступы, расширяя дорогу среди камней, строя крепиды-подпорные стены. В наши дни сохранились и ясно видны только три поворота. Подъем от входа в ущелье до выхода из него чуть меньше ста метров по вертикали.
Мне нравится посидеть в теснине Чертовой лестницы, затеряться, скрыться среди столпов скал, затаиться и смотреть на Божий мир, не нарушая его первозданной хрупкости, такой чистой и по-детски наивной.
Мне кажется, что именно сюда лесные феи собираются на свой лесной бал, когда распускаются нежные фиалки, подснежники, крокусы. Шабаш ведьм тоже здесь, только :э зимние бури, когда свистит, хохочет и иссекает скалы дождем и снегом дикий ветер.
А еще люблю тяжелый туман, когда вокруг медузная млечная мякоть. Идешь в никуда, медленно озираешься — все та же белая моросящая плоть, и кажется, что ты уже плывешь, летишь, растворяешься в густоте туманной тайны.
Теперь о названии Шайтан-Мердвень — Чертова лестница. Кажется, не к самой лестнице, а ко всему ущелью, горному амфитеатру с грозными и суровыми скалами, поистине дьявольскому рельефу прилепилось столь меткое название.
Ох уж эта Чертова лестница! Вся пронизанная солнцем, отливающая серебром скал (известняк мощных плит, обрывов, утесов здесь сер и бел, гладок и точно отполирован до матового мягкого блеска), овеянная зеленым волшебством, дышащая ароматом трав и тишиной. Эта каменно-воздушная лестница будто ведет в бездонное небо.
Много людей побывало на Чертовой лестнице, оставив о ней воспоминания в дневниках, письмах, литературных и научных трудах. Паллас, Дюбуа де Монпере, Пушкин, Грибоедов, Жуковский, Бунин, Гарин-Михайловский, Брюсов, Скиталец — целое созвездие знаменитостей. Леся Украинка восторженно передала очарование в поэтических строках:
Красные скалы и сизые горы Дико и грозно нависли над нами. Это злых духов пещеры, затворы Высятся под облаками. Скалы до моря сползают грядою. Чертовой лестницей их называют. Демоны сходят по ним, а весною Гулкие воды сбегают.
Благоговея перед памятью великих, мы пройдем тот же путь среди скал со встроенными между ними каменными маршами, ступенями, поворотами, крепидами, аппарелями. Правда, от архитектурного строя лестницы мало что сохранилось: люди и время разрушили некогда аккуратно выстроенное и выложенное плитками камней полотно дороги. Осталась тропа — вьющаяся, закручивающаяся, как спираль. Она осторожно улеглась среди обрывов, развалин, остатков крепид, хаоса камней. Вдруг тропа словно вспрыгнула круто вверх, и перед нами — разрушенная аппарель, или пандус, т. е. наклонная площадка, сработанная (как правило) самой природой. Путь между скал особенно не устроен, а точнее сказать, он был выбран между глыб и утесов. В середине и в верхней части подъема сохранились каменные кладки подпорных стен.
Конечно, для охраны торгового пути здесь должна стоять крепость. Руин таких замков очень много на Южнобережье. От татар они получили название — исар — стена, крепость, но к татарскому периоду в истории Крыма не имеют никакого отношения. Исары — это средневековье.
Крепость у Чертовой лестницы отыскали археологи О.Домбровский и Л. Фирсов. Последний написал интересную книгу "Чертова лестница" серия "Археологические памягники Крыма". На плато экскурсантов ожидают широкие зеленые поляны, источник воды и тишина. Любопытному туристу при выходе наверх стоит пройти вправо по ходу движения, на восток, продраться: сквозь густой лес — по прямой примерно 350 метров. Здесь и расположена Исар-Кая. О ней мало кто знает, ведь она стоит в стороне от троп и дорог. Но вот перед вами небольшая клиновидная площадка, круто наклоненная к северу. На восточной и северной сторонах прячутся в зарослях развалы боевых стен. Сейчас от грозного сооружения Исара, спланированного достаточно удобно и экономно, сохранилось едва двадцать процентов. Укрепления на Исар-Кая (крепостная стена) были разрушены во время войны в средневековье. Это подтверждают собранные и склеенные из осколков пифосы, амфоры, кувшины, вьючные фляги.
В античное время через Чертову гору проходил путь римских легионеров, связывающий крепость Харакс на Ай-Тодоре и Херсонес. Летом доставляли грузы корабли Равеннской эскадры, но зимние штормы мешали каботажному судоходству, и тогда главной магистралью становилась дорога через Чертову лестницу. Правда, местные жители — тавры не считали себя рабами завоевателей. Здесь не раз вспыхивали яростные кровавые схватки.
В годы Великой Отечественной лестница превратилась в партизанскую тропу. Фашисты боялись ходить по ней. Однажды группа партизан спустилась здесь и взорвала мост на шоссе. Был тяжело ранен сапер Кучеров. Его партизаны на руках пронесли по Чертовой лестнице. Кучеров скончался на перевале, где и похоронен.
Самое главное значение Чертовой лестницы в далекие времена — дорога и перевал. Здесь проходил кратчайший путь из предгорий к Южному берегу через Главную гряду. Остатки дороги хорошо сохранились на яйле до Кильсе-Буруна, где четко видны колеи, врезанные в скальную поверхность колесами повозок. Проходя по ней, и сейчас можно найти осколки средневековой керамики. А Лев Фирсов нашел черепок краснолаковой чашки и ручку амфоры, датируемые I веком нишей эры, временем, когда легионеры присоединили Тавриду к Римской империи. Среди римских легионеров, как правило, были строители и стража дорог — бенефицарии.
Иногда в летнюю жару через Чертову лестницу тянет сквозняком. Идешь, радуясь прохладе скал и лесных чащ, и кажется, она сохранилась здесь с далекой древности. Заброшенность и тишина осторожно улеглись рядом, но напряги слух — и услышишь, как молчат в густых зарослях развалины крепостей, а в тайных пещерах почивают святые мощи. Нигде в Крыму, даже среди античных и средневековых руин Пантикапея, Херсонеса, Неаполя скифского, Чуфута, Мангупа, я так остро не осознаю ушедшую навсегда жизнь, как на каменных ступенях Чертовой лестницы. Там давно все запечатано камнем, одряхлело, истлело, рассыпалось осколками, а здесь ветер колышет синие силуэты, они будто легко касаются тебя, ты вздрагиваешь и неожиданно слышишь голоса. Поднимаешься по Чертовой лестнице, а за тобой незримой тенью ступают люди, когда-то жившие в Тавриде и ходившие здесь. Не знаю, как вы, а я не могу отделаться от этого чувства. Даже одно то, что сам Пушкин шагал по ней, рождает в душе восторженное благоговение. И, может, здесь родились у него знаменитые строки "Прекрасны вы, брега Тавриды..."
Экскурсионный маршрут пройден. Только не хочется уходить отсюда. Еще хотя бы на миг задержаться среди могучих скал, бережно хранящих эту узкую извилистую тропу...

Засада по дороге на Харакас

Разбивались о скалистые утесы мокрые ветры, прилетавшие сюда с далеких морских просторов. Серебряный прибой, как драгоценное ожерелье, сверкал пенным каскадом. Изорванная кромка берега таила маленькую бухточку, куда заходили римские военные корабли. Здесь, на высоком мысу, к которому сильное западное течение выносило корабли прямо от фракийских берегов, светился маяк. Черной ночью горел яркий масляный светильник, предупреждая моряков об опасности скального берега.
Тут и поставили римляне небольшую крепость Харакс, окружив ее двойным рядом стен. Внутри крепости римляне с присущей им любовью к строгой прямоугольной планировке построили каменные здания. Не забыли соорудить и традиционные термы, где легионеры собирались не только для мытья. Термы служили своеобразным клубом со спортивными залами. Конечно, Харакские термы намного уступали знаменитым термам Каракаллы в Риме, но все же и тут это заведение с римской обстоятельностью было продумано до мелочей.
Розовый фон Харакских терм чем-то остро и близко напоминал цвет окружающих охристых земель, где родился необыкновенный золотистый виноград, налитый солнечным светом.
...Тит Флавий Цельсин сидел в термах, млея от пара, пропущенного через листья лавра и оливков. Его измученная, истерзанная душа и уставшее тело не сразу приходили в равновесие после пережитых потрясений. Еще вчера утром ничто не предвещало беды. Он вместе с детьми выехал из Херсонеса по "виа милитарис" (военной дороге), сопровождаемый солдатами Клавдиева легиона. Утро стояло ясное, обласканное поздним теплом уходящего лета. В его запахе было столько знакомого с детства, проведенного в далекой Италии. Груженые повозки медленно катились по каменистой дороге. Легионеры легко ступали в солдатских башмаках-каллиах с толстыми подошвами.
Тит Флавий Цельсин, Домиций Эмилион, Марк Геминий Форт ехали с инспекционной проверкой состояния "виа милитарис". Где бы ни появлялся римский легион, всюду с войском шли строители дорог и дорожная стража- бенефицарии. Таврика была новой колонией, попавшей под власть Рима, беспокойной и строптивой, но богатой и прекрасной, расположенной на пересечении понтийских торговых путей.
Между городом Херсонесом, главной базой римского войска в Таврике, и крепостью-маяком Хараксом римляне проложили эту горную дорогу. И вот теперь они двигались по ней. Варвары, испробовав беспощадную силу римского меча, попритихли и скрылись в леснэ1х глубинах. Тит Флавий Цельсин с двумя сыновьями шагал рядом с караваном. Он был доволен. Ем:' обещали большой участок земли у Харакса, где Тит думал разбить виноградник. В Рим, далекий и праздный, его не тянуло. За долгие годы войн и походов он привык жить на чужбине и по-своему любил эти земли. А Таврика сразу покорила его сердце, и он уже накрепко привязался к этому благодатному уголку. Вот и сейчас после холодной ночи он отогревался под золотистым разливом солнечных лучей. Горы возлежали в величавом покое. И сладкая грусть то — мила сердце римлянина от осенней красоты этой, пока еще чужой земли.
Внезапно налетела и разыгралась стремительная буря. На горы обрушился ураганный ветер. Тит Флавий Цельсин закутал сыновней в шерстяные плащи. Он вез их па новое местожительство, жена уже ждала в Хараксе. Ураган крепчал. И точно породил еще одну смертельную опасность. Из-за кустов и деревьев на римлян ринулись подстерегающие их караван длинноволосые и бородатые варвары, размахивая железными мечами.
Легионеры в один миг собрали боевой строй ("черепаху") и стойко приняли внезапный удар. Конечно, четверти манипулы из двадцати пяти солдат не хватало для отражения атаки. Тит Флавий Цельсин вскочил в повозку, подхватил детей и стал хлестать лошадей, чтобы уйти от опасности и позвать подмогу. Домиция Эмилиона с его больной рукой тоже надо было спасать.
Бой разгорелся яростный и беспощадный. Искусный воин Марк Геминий Форт понимал, что нужно сберечь одну из повозок с казной для платы Харакскому гарнизону. А продукты и все снаряжение, кроме оружия, можно было бросить на разграбление варварам.
— Бросайте повозки с вином и хлебом! — приказал Марк Геминий Форт, и легионеры стали опрокидывать повозки, устраивая заградительные заслоны.
Тит Флавий Цельсин гнал лошадей по дороге, испуганные мальчишки прижались к его ногам. Домиций Эмилион, тяжело дыша и кряхтя, кое-как натягивал на себя панцирь. Хмурое небо совсем потемнело, густая черная синева залила все вокруг, и белые молнии точно раскололи мир на куски.
— Юпитер, помоги и сохрани нас! — молил шептал Тит.
— Куда мы скачем? — спросил Домиций Эмилион. Он оказался впервые в этих местах.
— Здесь рядом каменная лестница в скалах, ее охраняет пост бенефецариев.
— Мы точно спускаемся в мир Эреба! — испуганно молвил Домиций, держась за скалу и заглядывая в бездну. Дорога вилась среди скалистых теснин с искусно выложенными крепидами. Только повозка начала двигаться, как снова ударил ураганный ветер, завыл и захохотал в теснине. В ответ загрохотало эхо, гулко и страшно.
Из-под колес вылетела каменная глыба — лошади рванулись и, ее рвав упряжь, полетели с обрыва. Повозка, заклинившись одним колесом в расселине скал, повисла в воздухе. Тит, сброшенный толчком на дно повозки вместе с сыновьями и Домицием, открыл глаза и в пляске грозовых молний увидел красных человечков, прыгавших на острых силуэтах утесов и скаливших рты в беззвучном сладостном хохоте.
— Мы в царстве Аида! — испуганно заорал Домиций.
— Да спасет нас благословенный Юпитер! — стал опять молиться Тит Флавий Цельсии. ...Теперь все позади. Домиций лежал рядом на мраморной скамье, храбрый Марк был тут же с друзьями. Он применил военную хитрость, и Юпитер принес удачу: приказал легионерам облить маслом для светильников и поджечь плащи, а затем поднять их на копьях и бросить в наседавших врагов. Низвергающиеся с черного неба вспышки молний и огненные фигуры привели варваров в смятение. Они дрогнули и побежали. Легионеры, преследуя, бросали на них пылающие плащи, кололи копьями и рубили мечами.
— В память о нашем чудесном спасении мы должны поставить алтари нашим богам!
— Ты прав, Домиций, закажем в мастерских Херсонеса каменные алтари и установим их там, в городе, и в Хараксе! — горячо поддержали его друзья.
— Богиня Немезида вместе с Юпитером будут охранять нашу дорог/ от варваров, — высказался молчаливый Марк.
Так ли все это произошло? Кто знает. Но как бы то ни было, археологи нашли в Хараксе и Херсонесе три жертвенника. Это высеченные из сарматского известняка четыре» гранные тумбы с латинским надписями, посвященными богине Немезиде в Херсонесе и "Юпитеру Лучшему Величайшему" в Хараксе. Поставили их бенефецарий Домиций Эмилион, Марк Геминий Форт и Тит Флавий Цельсии. На алтаре Цельсина в Херсонесе вырублено, что он — бенефецарий XI Клавдиева легиона.


 


Перепечатка и использование любых материалов с сайта, без письменного разрешения запрещена