Начальная   Карты    Форум    Фотогалерея   Библиотека   Снаряжение   Походы   Погода 
К Оглавлению
От автора
Мыс Айя. Был ли Гомер в Тавриде?
Ай-Тодор. Разговоры в зимнем море.
Ай-Петри. Обитель ветров.
Бойка. Предательство.
Большой каньон. Серебряный дворец (Сказание Туара).
Водопады Крыма. День рождения.
Демерджи. Огни Исар.
Долгоруковская яйла. Капище пещеры Ени-Сала 2.
Караби-яйла. Первоиследователь.
Кара-Даг. "Несси" в Крыму.
Качи-Кальон. Скит Анастасьи.
Кизил-Коба. Кизилкобинцы - древние жители пещеры.
Козьмо-Дамиановский монастырь. Напои меня, родник!
Керкинитида. Письмо Апатурия.
Мангуп. Голос готов. Потомок императора.
Неаполь скифский. Суд царицы Амаги. Стрелы Скилура. Скифы и царь Дарий. Ров потомков слепых. Погребальная дорога в Герры.
Палеокастрон. Поэзия ученого.
Пантикапей. Могила Спартака. Вал царя Асандра.
Парагильмен. Письма эмигрантки.
Роман-Кош. Серебряный олень.
Сокол. Мы встречаем Новый год.
Старый Крым. Защитник Каффы - князь из Газарата.
Сююрю-Кая. Пещера-призрак.
Учан-су-Исар. Мы идем по Таракташу.
Херсонес. Присяга Ксанафа. Меч Диофанта. Климент I и Херсонес. Константин Философ в Херсонесе. Крепкий сон Зенона. Знак Анастаса. Крещение князям Владимира. Колокол Херсонеса.
Чертова лестница. Засада по дороге на Харакс.
Чатыр-Даг. Черепа Чатыр-Дага.
Чуфут-Кале. Мавзолей Джанике-ханым. Встреча с Фирковичем.
Эски-Кермен. Осадный колодец.
  Большой каньон. Серебряный дворец (Сказание Туара).

Большой каньон

Я просыпаюсь глубокой ночью, и сон долго стоит радостным видением в моих глазах. Мне приснилось роковое ущелье. Нет, я не погибну в нем (смерть уже не раз кружилась над моей головой, и мне хорошо знакомо это чувство тяжелого страха и безысходности, когда лежишь, погребенный под снегом, или пытаешься спрятать окровавленную голову от падающих камней). Я чувствую, как сон уносит меня в неведомое и таинственное ущелье, где я окунаюсь в сказочное поэтическое состояние, полное маленьких и больших приключений, необыкновенных изображений и панорам, а томящая боль от усталости растекается по мускулам, но глубоко в сердце остается счастливый всплеск от проведенного накануне похода...
Перед нами открылась страшная пропасть в узкой теснине, вспоровшей зеленый бок земли. Осторожно заглядываю в открытую "рану". Там, далеко внизу, сверкает жемчужная нить потока. Из сырого сумрака карабкаются по обрывам одинокие сосны и тисы. Это - Большой каньон Крыма. Глубокое, до 300 метров, ущелье лежит в известняковых скалах юрского периода. Гигантская пятикилометровая расселина отсекла горный массив Бойка от Ай-Петри.
Одна из самых популярных троп в Большой каньон начинается у шоссе Ялта — Бахчисарай близ села Соколиного. Экскурсию по каньону можно начать от "почтового" дуба, разбитого молнией. В прошлые годы в его дупле туристы оставляли записки и письма для последующих экскурсантов, выражая в них свой восторг и восхищение увиденным.
Мы выбираем трудный, но привлекательный и интересный путь. Тропа вьется среди густого кустарника, выходи" на открытые поляны. Отсюда открывается прекрасный вид на реку Коккозку, грозные обрывы Острой скалы и Орлиного залета. Вот и перевал, ведущий на Бойку. Здесь в далеком средневековье находилось несколько поселений во главе с храмом Спаса. Обливаясь потом, лезем вверх по тропе. И вот оно внизу, великое творение природы, всколыхнувшее наши городские души. Серые стены утесов, стиснув черную глубину, стоят среди зеленой пены лесов, словно оберегая потайной вход в земное нутро. Мы замираем перед могучей картиной Большого каньона. Спасибо тебе, проводник, что привел на эти скалы!
Одна из жемчужин каньона — горное эхо. Мы стоим на краю Пещерного утеса. Крикнули и замерли на две — три минуты. Раздается шестикратное эхо, оно бьется в скалах, как раненая птица, и медленно затихает.
Говорят, что Туар-Коба (Коровий грот) родился от вихрей, и учгные считают, что он эолового происхождения — результат работы ветров. Но сейчас здесь тихо, таикственно и романтично. Будто ветрам вход воспрещен, их не пускают утесы каньона.
Наш путь в каньон лежит по узкой щели Кривого ручья. Вода тут проложила замысловатую дорогу, то и дело срываясь вниз каскадами. Для спуска используем сухие бревна, приставленные к скальным уступам. На пути — сводчатые арки, каменные джунгли скалистых чудищ. Узкая щель Кривого ручья — гулкая и сумрачная, она извивается среди папоротника, больших листьев борщевика, в зеленых витках цепкого плюща. Семь скальных уступов преодолеваются со смехом, страхом и требуют силы, которую спешно отыскиваем в своих увядших мускулах. Но грандиозно! Неужели и мы, городские обыватели, еще можем бесстрашно лазать по скалам? А вот и получилось — мы на дне каньона. Вокруг каменная твердь отвесов, далеко над головой — синяя лента неба, а под ногами струится вода. Говорливый ручеек, как метроном, ведет неустанно отсчет веков от той древней кайнозолской эры, когда геологические катаклизмы породили глубокую трещину, образовавшую щель каньона. Здесь время спрессовало миллионы лет, и они стали вечностью. Невольно смолкают шутки и смех — как при входе в собор, в священный собор матери-природы. На величественных столпах-стенах стоят г:еленые свечи сосен. Колодезный сумрак каньона лишь изредка ласкают редкие лучи солнца, и в радостном блеске водяных брызг вспыхивают лазурные озера и красные ягоды тиса, шиповника, боярышника.
Осторожно ступаем по каменному дну. Розовый цвет мраморовидного известняка придает ему еще большую загадочность, будто вступаем в преддверие ада, опаленного жарким огнем. Гигантские котлы, высверленные в скалах каменными бомбами при ежегодных паводках, наполнены холодной обжигающей водой. Чистые серебряные струи реки, как звон струны, льются в скалах и вдруг обрываются сверкающими водопадами. Выходим к "ванне молодости" — глубокому каменному котлу, наполненному прозрачной водой. С восторгом в него ныряют туристы и, разумеется, приобретают атрибуты молодости — свежий цвет лица, бодрость, энергию и улыбки, радость от счастливых минут.
Над "ванной молодости" высится Сторожевой утес, в нашей дал экой юности его отвесную стену первыми преодолели мои друзья — мастер спорта по альпинизму Олег Гриппа и страстный скалолаз Константин Аверкиев.
Спускаемся вниз по каньону. По пути небольшая плотина перекрывает родник Панин — один из крупнейших карстовых источников в Крыму. Среднегодовой расход воды э-ого родника — 370 литров в секунду. В Горном Крыму всего 19 источников с дебитом более 100 литров.
Оставляем Яблоневый брод с родником Панин, заросший лесными яблонями, и дальше идем только по руслу реки. Здесь тропа проходит в роскошном обрамлении сверкающих водопадов, чистых хрустальных струй. Медленно наплывает щемящая грусть о том, что экскурсия кончается, ты покидаешь Большой каньон, не зная, когда еще вернешься сюда, хоть ненадолго оторвавшись от городской сутолоки.
Профессор И.Пузанов, большой знаток Крыма и один из первых открывателей каньона для массового туризма, считал, что каньон образовала расселина сбросового харакюра и отсекла Бойку от Ай-Петри. Образование расселины совпало по времени с геологической катастрофой, погрузившей некогда южное продолжение Ялтинского плато в воды океана Тетис (из него образовалось Черное море). А в дальнейшем архитектор и скульптор каньона — вода. Через каньон протекает речкг Аузун-Узень. Здесь как нигде еще видна титаническая работа текучих вод, пропиливших известняковую толщу. Дно каньона усеяно глыбами и валунами, веками перемещаемыми водой. В проточных водах :<аньона обитает ручьевая форель. Чистая, сапфирового цвета вода имеет летом и зимой почти одинаковую температуру +11 градусов.
Как же произошло открытие каньона для туристов? И.Пузанов, путешествуя с В.Альбицким, астрономом Симеизской обсерватории, заблудился на горном массиве Бойка. Пришлось заночевать в лесу. Утром совсем рядом увидели яйлу и дружно зашагали, надеясь в скором времени добраться до Айпетринской метеостанции. Но внезапно остановились, изумленные бездонной расселиной, преградившей им путь.
— Покажи карту, отмечена ли там эта гигантская щель? — попросил Пузанов.
— Да, ущелье нанесено отчетливо, очень хорошо потрудились топографы и картографы, — ответил Альбицкий, рассматривая карту.
— Но нигде ни одного слова я не читал о каменной теснине! — уди;зленно заявил Пузанов.
— Придется тебе, мой друг, обойти ущелье и сделать его описание! — посоветовал Альбицкий...
Профессор И.Пузанов вместе с ботаниками Е.Вульфом и С.Дзевановским, геологом М.Решеткиным обошли и изучили каньон в 1924 году. Затем Пузанов опубликовал статьи и брошюру о природе тесного и дикого ущелья Крыма. Особенно каньон поразил ботаников, ведь он оказался убежищем вымирающих реликтовых растений: тис ягодный, редкий папоротник — листовик сколопендровый, орхидея Венерин башмачок, иглица подъязычная укрылись в каньоне от мировых бурь и потрясений.
... Я много раз бывал в каньоне, но только однажды пришел зимней ночью. Светила яркая луна. Восковой лес стоял в кружеве теней. Заглянул в пропасть — среди оледеневших каменных глыб струился ртутный ручеек. Стало жутко от одиночества, каменного холода, лунного мертвого света. Разжег костер и присел погреться. Задумался и долго смотрел в костер, словно оцепензв от пляшущих языков пламени. Почему раньше каньон оставался не замеченным людьми? Нигде ни слова, ни одной записи и легенды, даже название придумал Пузанов — Большой каньон Крыма, скопировав с Большого каньона Колорадо.
"Может, каньон отпугивал людей своими пропастями, они боялись и обходили его стороной?" — думал я. Внезапно за спиной услышал тихий голос: "Расскажу тебе легенду, странник, ты будешь первым, кто услышал ее!"


 


Перепечатка и использование любых материалов с сайта, без письменного разрешения запрещена