Начальная   Активные туры   Карты    Форум    Фотогалерея   Библиотека   Снаряжение   Походы   Погода 
К Оглавлению
От автора
Мыс Айя. Был ли Гомер в Тавриде?
Ай-Тодор. Разговоры в зимнем море.
Ай-Петри. Обитель ветров.
Бойка. Предательство.
Большой каньон. Серебряный дворец (Сказание Туара).
Водопады Крыма. День рождения.
Демерджи. Огни Исар.
Долгоруковская яйла. Капище пещеры Ени-Сала 2.
Караби-яйла. Первоиследователь.
Кара-Даг. "Несси" в Крыму.
Качи-Кальон. Скит Анастасьи.
Кизил-Коба. Кизилкобинцы - древние жители пещеры.
Козьмо-Дамиановский монастырь. Напои меня, родник!
Керкинитида. Письмо Апатурия.
Мангуп. Голос готов. Потомок императора.
Неаполь скифский. Суд царицы Амаги. Стрелы Скилура. Скифы и царь Дарий. Ров потомков слепых. Погребальная дорога в Герры.
Палеокастрон. Поэзия ученого.
Пантикапей. Могила Спартака. Вал царя Асандра.
Парагильмен. Письма эмигрантки.
Роман-Кош. Серебряный олень.
Сокол. Мы встречаем Новый год.
Старый Крым. Защитник Каффы - князь из Газарата.
Сююрю-Кая. Пещера-призрак.
Учан-су-Исар. Мы идем по Таракташу.
Херсонес. Присяга Ксанафа. Меч Диофанта. Климент I и Херсонес. Константин Философ в Херсонесе. Крепкий сон Зенона. Знак Анастаса. Крещение князям Владимира. Колокол Херсонеса.
Чертова лестница. Засада по дороге на Харакс.
Чатыр-Даг. Черепа Чатыр-Дага.
Чуфут-Кале. Мавзолей Джанике-ханым. Встреча с Фирковичем.
Эски-Кермен. Осадный колодец.
  Учан-су-Исар. Мы идем по Таракташу.

Учан-Су-Исар
Теперь мои дороги — одиночество и бессонница. Беспокойны они, томят тишиной, налиты тоской и поднимают из теплого угла даже в стылую стужу. И среди скал и гор, зеленого бора и сверкающего водопада на лесных тропах я нахожу успокоение души. Уже холодно, морозно, но прогулки по окрестностям Ялты легки и доступны, привлекательны, познавательны и полезны для здоровья.
Одну из них можно совершить к средневековой крепости, находящейся на правом берегу речки Учан-Су, на километр ниже водопада, на территории детского лагеря "Исары". В прошлом веке у скалы находилась дача "Благодать" врача В.Н.Дмитриева — одного из инициаторов создания Ялтинского отделения Крымского горного клуба.
Эта крепость, пережившая бури и штормы, все страсти и невзгоды истории Южного берега, прячется в сосновых зеленых складках и названа по имени водопада и реки, протекающей совсем рядом.
У татар бытовало название Исар-Тепе (Крепостной холм), но не и забывали они и Учан-Су (Летящая вода). У ялтинских греков это место называлось Кремисто-Неро, что близко татарскому по смыслу — Висящая или Висячая вода. Лет сто — полтораста назад было в ходу и смешанное греко-татарское название Зиго-Исар (Тихая крепость), очень подходящее к этой местности с неуловимой поэтической лирикой.
Все упомянутые названия — Учан-Су-Исар, Зиго-Исар, а еще Кастрон (ялтинские греки называли это укрепление и так) не являются исконными. Лишь Кремисто-Неро можно отнести не только к греко-византийской эпохе, но и к более ранней.
Остатки Учан-Су-Исара находятся на громадной глыбе верхнеюрских известняков, слетевшей с яйлы и теперь торчком вылезающей из сланцевого склона. Скалу отлично видно с дальнего расстояния с Штангеевской тропы и утеса Ставри-Кая, даже при подъеме из Ялты по реке Водопадной, но ближе она теряется в зеленой чаще. Крепость стоит на двух небольших террасах на скале, имеющей форму неправильного треугольника с вершиной, обращенной к северу. Со всех сторон скала ограничена обрывами высотой до 5 — 8-метров, но самые внушительные — до 40 метров — в северной части. Раньше с южной стороны на скалу вела дорога, которая сейчас начинается лестницей, но это уже следы позднейшей реконструкции.
Оборонительная стена преграждала доступ на скалу с востока и юга, а обрывы с севера и запада завершали круговой абрис неприступной скалы-крепости. Оборонительные сооружения Учан-Су-Исара хорошо вписывались в сложный рельеф скалы, дополняя ее естественные оборонительные рубежи. Если все укрепления были трудными для штурма, то верхняя терраса служила как бы миниатюрной цитаделью.
Вход в крепость сейчас разрушен, но еще в прошлом веке он представлял собой арку высотой в три сажени, изображенную на титульном листе "Крымского сборника" П.И.Кеппена, изданного в 1837 году. От ворот укрепления вверх по скале, по краю обрыва, огораживающего привратную террасу, поднималась стена, повторяющая изгибы скалы. Постепенно она переходила в парапет, венчающий гребень обрыва.
Для каких целей была построена эта крепость в лесном глухом углу? Во-первых, близость к водопаду и реке, являющимся одним из источников для Ялтинской плодородной котловины, где жили люди. Во-вторых, соседство крепости с перевальными путями на Ай-Петри. Маленькая крепость, прячущаяся среди причудливых изгибов скал. Возможно, поэтому она сохранилась лучше других исаров Южнобережья. Строители Учан-Су-Исара использовали в основном местный известняк в виде бутового камня, подобранного по форме и пригнанного без подтесок. В кладке есть и плитчатый песчаник, обеспечивающий большую устойчивость сооружений. Здесь не видно ударов тараном по стенам, они рушатся сами по себе. Вначале выветривается известковый раствор в наружном панцире, а затем разрушения захватывают внутреннюю часть стены, и появляются бреши.
Поднимаюсь на вершину крепости-скалы. Горячие, кровавые ветры истории обошли этот романтический осколок старины. Осталась маленькая крепость без изнурительной осады, без пожаров и разграблении, теперь только время и люди разрушают очаровательный, даже, кажется, декоративный уголок средневекового мира, похожий на игрушечную крепостную горку. Нет, это все же настоящая крепость, но ее миновали штурмовые лестницы, град стрел и камней из пращей.
Красоту окружающего мира, розовые руины рая озарил одинокий зимний луч, а печаль огромными глыбами замерла в разрушенных стенах. Неумолчный голос бурлящей реки, шорох трепещущей сосновой хвои. Отчего так неспокойно, тревожно на душе, будто далекий голос предков слышится в шуме водопада и шелесте деревьев, как обращение к тебе, к твоему будущему? Все в нас едино: забота о хлебе, любовь и дети, страх перед войнами и потрясениями. Возможно, об этом думали здесь и те, кто жил среди этих крепостных стен в том далеком прошлом. Камни, уложенные старинными мастерами в исар, предстают чудесными видениями, и хотелось бы, чтобы узнали этот исторический памятник и не забывали его наши современники.
Руины крепости молчат, звонкие черепки не в состоянии говорить с нами, но они своими очертаниями рассказывают нам о прошедшем времени, о ремеслах и облике предков. И сейчас среди разрушенных стен Учан-Су-Исара я веду мысленный диалог с ними. Прежде всего нужно мне, моим сердцу и памяти, чтобы мой дух не утонул и не погряз в одном материальном мирке. Чтобы можно было свободно дышать, петь, читать, рисовать, слушать музыку и сочинять стихи.
Учан-Су-Исар — крепость летящей воды — маленький средневековый островок среди сосновых волн зелени и острых гребней скал. Моя ладонь касается молчаливых стен, и в нее проникает человеческое тепло, хранящееся в этих каменных складках. Как же сберечь в вихре безумства и черствости нашего времени камни, выложенные рукой предков, согретые их трудом, ставшие памятником для будущих поколений?

Мы идем поТаракташу

Больше всего мне нравится панорама Ялты с той точки на яйле, где начинается Таракташ. В синем овале моря и зеленого каскада лесов, как горсть драгоценных камней, лежит прекрасный город. Дружески киваю ему головой и приветствую розовую дымку рассвета. Серпантин Таракташа ввинчивается в перистые отколы каменного гребня. Таракташ в переводе означает "каменный гребень". Тропа в объятиях скальных ладоней гор. Они бережно расправляют ее тонкую нитку и укладывают среди обрывов, оползней, крутых склонов, перебрасывают по каменным и железным мостикам и ступеням.
Интересно заглянуть в пропасть через рваные края и дыры в каменном гребне. Там, внизу, зеленые и голубые волны, призывно манящие в пронзительную пучину. Тропа круто уходит вниз.
По этой тропе я иду, словно по старой улочке в конце прошлого века или начале нынешнего. В памяти оживают образы давних земляков-ялтинцев, ходивших здесь.
Доктор В.Н.Дмитриев, основатель Ялтинского отделения Крымского горного клуба. Я вижу статного старика с русской роскошной бородой, в походной одежде, в горных ботинках, с альпенштоком в руках. Он любил бродить в горах, изучал целебные свойства крымского климата. Ведь свой туберкулез он вылечил именно в Ялте, приехав сюда с туманного севера. И таракташская тропа была сооружена членами тогдашнего горного клуба по его инициативе.
Каменное здание Ай-Петринской метеостанции, построенное в 1895 году, можно считать стартовой точкой нашего экскурсионного маршрута по Таракташу. Домик этот напоминает о метеорологе К.Ф.Левандовском, который работал здесь с 1905 по 1932 год. Он изучал ветровой режим, атмосферное электричество, оползни. Его фотографии найти не удалось, но кажется, что я вижу загорелого высокого голубоглазого мужчину, неутомимого труженика, днями и ночами наблюдавшего за метеоприборами, писавшего и при керосиновой лампе, и при электрическом освещении, исходившего вдоль и поперек Ай-Петринское плато, косившего сено, выгонявшего на зеленые пастбища своих овец и корову. Далеко внизу была Ялта. Левандовский изредка спускался туда на проходящем дилижансе или в попутной повозке, шедшей из Бахчисарая. Бывало это обычно летом, когда из пещеры Трехглазка возили снег и лед для холодильных погребов города.
В 1921 году ботаник И.В.Ваньков всего с полсотни метров не дошел до метеостанции, куда он поднимался, чтобы проведать друга. Утром, после снежного урагана, Левандовский нашел его окоченевшее тело, и теперь у края яйлы лежит серая могильная плита с черным крестом.
У скалы Шишко вспоминается судьба военного инженера Шишко, руководившего строительством дороги Ялта — Бахчисарай. Строили дорогу с 1864 по 1894 год. Офицер Шишко немало потрудился здесь вместе с русскими солдатами, работая вручную, киркой и лопатой врезая в скальное тело горы серпантины шоссе. Буссоль, планшет, карандаши, истоптанные сапоги, сухощавая фигура — таким мне видится Шишко, отмерявший ежедневно десятки тысяч шагов по горным кручам.
Минуя овраг, где рождается речка Барбола — правый приток Учан-Су, дорога тянется вдоль каменной разрушенной стены. В одних путеводителях говорится, что она создавалась для задержания снега, в других — для того, чтобы отары овец, гонимые ветром, не падали в обрыв.
Земляная плотина для создания водохранилища на Ай-Петри построена в 1906 году инженером И.К.-Сикорским, тоже одним из неутомимых исследователей Ай-Петринской яйлы.
Уже в наши дни, в 70-е годы, бригада Ялтинского горного клуба им. В.Н. Дмитриева во главе с директором В.Павлотосом, учителем географии Л.Саньковым, кинокритиком Б.Арсеньевым благоустраивала тропу каменными ступенями и железными поручнями. Крымские сосны, словно часовые, охраняют сегодня Таракташ. Велик, грандиозен и прекрасен здесь горный лес.
...Стояла теплая весна. 23 апреля 1891 года на даче "Благодать" Владимир Николаевич Дмитриев собрал любителей путешествий и природы из числа местной интеллигенции — врачей, преподавателей гимназии, архитекторов, виноделов, инженеров. Проходило заседание новорожденного Ялтинского отделения Крымского горного клуба.
— Исследование Таврических гор и прилегающих к ним предгорий, степей и моря — вот основная цель нашего клуба, — страстно говорил доктор Дмитриев. — Крымские горы — это природный естественно-исторический музей, где найдут удовлетворение и научная любознательность, и наши эстетические чувства!
Задолго до создания горного клуба в Ялте существовал "Кружок любителей природы, горного спорта и Крымских гор", объединявший местную интеллигенцию. Организатором и руководителем его был В.Н.Дмитриев. Кружок разработал прогулочные маршруты вдоль Южного берега, по горным тропам и дальние походы на Ай-Петри, Чатыр-Даг, в Козьмо-Дамьиаяновский монастырь, в пещерные города Крыма.
И первым председателем Ялтинского отделения Крымского горного клуба стал В.Н.Дмитриев. Отчеты о походах в виде статей Дмитриев публиковал в "Записках Крымского горного клуба". Он постоянно подчеркивал благотворное влияние крымской природы на здоровье человека. "Два — три дня, проведенные вдали от городской сутолоки, от всей искусственной обстановки, которой мы так искусно портим наши нервы, сделают гораздо больше добра, чем полные курсы лечения гидро-, электро-, и прочими - пиями", — писал он более ста лет назад. Его советы не потеряли своей ценности и в наши дни.
Доктор Дмитриев много сделал для организации медицинского обслуживания Ялты, добился создания в городе водопровода и канализации, проводил метеорологические исследования, изучал лечебные свойства винограда, молока и кефира. Его труды "Морские купания в Ялте". "Лечение виноградом'', "Лечение кефиром" пользовались большой популярностью. За очерк "Климатические условия ЮБК" Дмитриев был удостоен серебряной медали Российского географического общества.
В связи с тем, что Ялта занимает исключительно удачное положение на Южном берегу Крыма, в ней, как в фокусе, сходятся морские и горные дороги и тропы. Это позволило городу с самого начала существования стать естественным центром для всевозможных экскурсий, а также изучения Южного берега в краеведческом отношении. В Ялтинском отделении горного клуба разрабатывались новые маршруты, поддерживались в порядке старые и новые тропы, устанавливались на них знаки. Маркировка вдоль пешеходных дорог и троп включала белый, красный, синий, черный цвета. Члены клуба дежурили на тропах, давали консультации и советы экскурсантам.
Они проводили большую работу по пропаганде охраны природы среди участников экскурсий и походов. Уже тогда в лесах ЮБК велась борьба с разгильдяйством и беспечностью туристов как одной из причин пожаров. Отсюда строгое предупреждение всем, отправляющимся в горы: " Замеченные в лесу в курении и раскладывании костров препровождаются членами лесной охраны к ближайшему полицейскому начальнику для выяснения личности и привлечения к ответственности".
Крымский горный клуб внес большой вклад в развитие туризма. Его учредители правильно определили цели и задачи туризма: изучать свое отечество через научно-познавательные экскурсии.
Из этого клуба вышли Ялтинское бюро. путешествий и экскурсий, выделился краеведческий музей с богатейшей коллекцией экспонатов. Он явился предшественником нынешнего исторического музея города.
В наши дни именем доктора Дмитриева, первого председателя клуба названы городская метеостанция, современный горный клуб и улица в городе. Учитывая многие заслуги знаменитого гражданина Ялты, у курортной поликлиники установлен диоритовый бюст Владимира Николаевича Дмитриева.


 


Перепечатка и использование любых материалов с сайта, без письменного разрешения запрещена