Начальная   Карты    Форум    Фотогалерея   Библиотека   Снаряжение   Походы   Погода 
К Оглавлению
От автора
Мыс Айя. Был ли Гомер в Тавриде?
Ай-Тодор. Разговоры в зимнем море.
Ай-Петри. Обитель ветров.
Бойка. Предательство.
Большой каньон. Серебряный дворец (Сказание Туара).
Водопады Крыма. День рождения.
Демерджи. Огни Исар.
Долгоруковская яйла. Капище пещеры Ени-Сала 2.
Караби-яйла. Первоиследователь.
Кара-Даг. "Несси" в Крыму.
Качи-Кальон. Скит Анастасьи.
Кизил-Коба. Кизилкобинцы - древние жители пещеры.
Козьмо-Дамиановский монастырь. Напои меня, родник!
Керкинитида. Письмо Апатурия.
Мангуп. Голос готов. Потомок императора.
Неаполь скифский. Суд царицы Амаги. Стрелы Скилура. Скифы и царь Дарий. Ров потомков слепых. Погребальная дорога в Герры.
Палеокастрон. Поэзия ученого.
Пантикапей. Могила Спартака. Вал царя Асандра.
Парагильмен. Письма эмигрантки.
Роман-Кош. Серебряный олень.
Сокол. Мы встречаем Новый год.
Старый Крым. Защитник Каффы - князь из Газарата.
Сююрю-Кая. Пещера-призрак.
Учан-су-Исар. Мы идем по Таракташу.
Херсонес. Присяга Ксанафа. Меч Диофанта. Климент I и Херсонес. Константин Философ в Херсонесе. Крепкий сон Зенона. Знак Анастаса. Крещение князям Владимира. Колокол Херсонеса.
Чертова лестница. Засада по дороге на Харакс.
Чатыр-Даг. Черепа Чатыр-Дага.
Чуфут-Кале. Мавзолей Джанике-ханым. Встреча с Фирковичем.
Эски-Кермен. Осадный колодец.
  Качи-Кальон. Скит Анастасьи.

Качи-Кальон

Из "пещерных городов" Крыма Качи-Кальон, наверное, больше других исполнен волшебной фантастичности. Здесь сложная и сказочная топография особенно действует на воображение. Воздушная архитектура лестниц, площадок, мостов, веранд, пещер, гротов, прискальных построек — не понять, фантазия это или реальность.
Легкое дуновение ветерка будто растворяет все в прозрачном воздухе, и перед вами встает высокая скала, испещренная бесчисленными трещинами. Внимательно всматриваетесь и различаете в верхней части как бы изображение огромного креста. Вот этот рисунок природных трещин и профиль скалы, похожий на нос корабля, породили название "Качи-Кальон" — "крестовый корабль". Таково самое простое объяснение топонима.
Но начнем наше знакомство с нависающими титаническими скалами ущелья у Качинских ворот. Средняя гряда Крымских гор, где и расположены все пещерные города, сложена известняками нижнетретичных и меловых отложений. Из такого белого камня выстроено много домов и дворцов Крыма. Камень легко поддается обработке, и можно даже киркой высечь искусственную пещеру в мощных обрывах гряды.
Тут же рядом с дорогой находится Качинский навес — стоянка человека верхнепалеолитического времени (35000 — 11000 тысяч лет тому назад).
Издревне нравилось человеку жить под крышей таких грандиозных скал, тем более, что они служили естественной защитой от диких зверей.
А дальше навес Таш-аир (Отдельный камень). На этой многослойной стоянке человек обитал с мезолита (VI тысячелетие до нашей эры) и до раннего
средневековья. Здесь жили поэты и художники, охотники и воины. Стихи словно превращаются в поэтический ореол скалы, в удивительное возвышенное состояние души, когда стоишь и любуешься наскальными рисунками, начертанными рукой человека эпохи энеолита — ранней бронзы (IV — III тыс. до н.э.). На сглаженной скальной поверхности площадью до 15 м2 красно-бурой охрой изображены сцены охоты и военных событий, загадочные знаки и фигуры людей. А может древний поэт на скале краской писал свои сказки?
И вечный аромат весны также витает над скалами, пережившими те века, когда жили и погибали первобытные народы, процветали разные культуры и государства, и примитивное язычество сменилось другими вероисповеданиями. Всюду в Качи-Кальоне встречаются высеченные на камне кресты. Большинство из них довольно ранние, вписанные в круг: равноконечные с расширяющимися концами, с двухлопастным расширением на конусах. Христианство отрицательно относилось к языческим верованиям и культам, и тем не менее оно свою обрядность именно от язычества. Так, например, вера в чудодейственную силу наперстного или вырубленного на скале креста — пережиток фетишизма. Перенесено в христианство из язычества и поклонение иконам, статуям божества и святых, хотя Евангелие требует: "не сотвори кумира". Также и христианская молитва не очень отличается от магических заклинаний дикаря.
Лишайники и мох, трава и цветы, птицы и проворные ящерицы — все сверкает под золотисто-зелеными утренними лучами; в полдень будто огненное колесо катится по Качи-Кальону, его отвесным скалам, а вечер курится желто-багряным дымом заката.
И снова из средневековой синевы появились контуры качи-кальонского поселения с нагромождениями деревянных лестниц, переплетающих обрывы и прискальные постройки, прилепившиеся сотами к утесам. Такое впечатление, что гигантский гриф решил устроить гнездовище на стенах Качи-Кальона, он сносил со всей Таврики палочки, перья, пух и лепил, строил, укреплял волосяными нитями этот немыслимый дом-замок с искусственными пещерами и природными гротами. Деревянная паутина ступеней скрещивалась, срывалась вниз, стремительно взлетала вверх от одной пещеры к другой, к подпорной стене, площадке, церкви, часовням — об этой скальной архитектуре жилищ с нависающими эркерами и висячими лестницами говорят множество вырубленных в скале глубоких гнезд, где крепились стропила, стояки и балки.
Качи-кальонское поселение стояло на бойком и веселом перекрестке торговых дорог, соединяя через перевал Кибит-богаз юго-западную часть полуострова с Южным берегом Крыма. Для обслуживания купеческих караванов обычно при поселениях была торгово-ремесленная прослойка кузнецов, хлебопеков, содержателей харчевен. Здесь утомленные путники могли найти ночлег, купить пищу, подковать лошадей, починить повозки, приобрести оружие и нанять проводников.
Но славился Качи-Кальон на всю округу своими умельцами виноделами. Прошло столько веков, а археологи насчитали 120 сохранившихся до наших дней тарапанов — давилен для винограда, вырубленных в скалах. Одни находятся в искусственных пещерах, другие — под крытым небом. Недалеко от Качи-Кальона археологи раскопали и другое производство — гончарное, где производили амфоры, кувшины, фляги, пифосы и черепицу. 250 тонн винограда или фруктов могли сразу обрабатывать качи-кальонские каменные тарапаны, заливая вино в керамическую тару и продавая, обменивая у соседей и приезжих купцов.
В часовне есть даже ниши с рельефным "процветшим" крестом. Подобная форма крестов, переходящих внизу в изгибы стилизованной виноградной лозы, появляется в христианской символике в IX в. Святое ощущение соприкасающихся земли и неба особенно сильно здесь, в этой светлой стороне Крыма, где люди поклонялись Богу. На Качи-Кальоне пять церквей. Ученые до сих пор выдвигают разные версии, и по одной из них — помимо поселения, тут был еще монастырь. Находился он в высоком Четвертом гроте и возник в VIII — IX вв. Среди скал струится родник, поивший обитателей монастыря. В 1850 г. В Качи-Кальоне был создан скит Святой Анастасьи. Паломники толпами приходили к источнику с дикой черешней. Старую церковь восстановили, а у дороги построили новую, названную тем же именем — Святой Анастасьи.
В наши дни от средневекового поселения и монастыря остались лишь вырубленные пещеры в скалах. В глубине Четвертого, или Большого грота Качи-Кальона, сочится вода, рядом в три яруса располагаются пещеры. По вырубкам в скалах можно зрительно восстановить следы деревянных и каменных построек. Древние строители очень умело использовали каждый уступ, утес, площадки, трещины, превратив скалу в хитроумно сплетенные соты. На одном каменном обломке вырублен алтарь церкви. Это все, что осталось от киновии Св. Анастасьи.
Юго-восточная сторона грота завалена огромными глыбами, порой повисшими над обрывами. Если перебраться через них, то можно попасть на карниз, парящий над пропастью, а дальше — на очень узкую и почти непроходимую тропу, называемую Волосяной мост.
Весной дикая черешня зацветает карминно-красными цветами и будто тихо шепчет сладко-жуткую легенду о несчастной Анастасье.


Скит Анастасьи

... Столпы скал, мощные и монументальные, будто поддерживали грозовое небо, где метались низкие лохматые облака. Иногда они сталкивались — и вниз падали фосфорические молнии. При фиолетовом свете появлялись размытые контуры-утесов, камней, стен, так похожие на страшных сфинксов, змей, удавов, чудищ с острыми клыками, шиповидными хвостами, когтистыми лапами. Чем темнее становилась жуткая ночь, тем больше шевелились чешуйчатые тела, выползали многоголовые гидры, гигантские мохнатые гусеницы с ярко окрашенными бородавками. Это был странный сонм страшилищ, оживавших в черные ненастные ночи. Люди верили и не верили, но обходили стороной гиблое место с мерзкими чудовищами и змеями, заползавшими в темные пещеры. Иногда в деревню, стоявшую недалеко от этих скал, доносились глухие и горестные стоны несчастных жертв, попавших в смертельные кольца гадов и моливших о спасении. А может, просто чудились крики, и скрежет челюстей? Никто не мог ответить, но все боялись подходить к скалам, когда опускалась темнота.
На краю деревни жила вдова с дочерью Анастасьей. Мать пасла козлят и ягнят, дочь ей помогала. Девушка была как цветущая черешня, с карминно-красными губами, зелеными глазами, сильная, высокая. Но была она одинока. Очень любила вставать рано и вместе с восходом солнца подниматься на вершины скал. Белый козленок всегда сопровождал молодую хозяйку.
Занимался новый день, прелестный и прозрачный. Анастасья песней приветствовала расцветающее утро. В бесконечности чистого неба кружились ангелы, собирая угасшие звезды и роняя их на росу, где они вновь вспыхивали алмазным острым светом. А небо алело между гор, жемчужным краем горела корона скал, и смеялась в сиянии солнца девушка, и только жалобно блеял козленок. Ведь в узкой тьме пещер застыли рогатые гады с кровавыми зрачками.
Весь день пасла свое стадо Анастасья и играла с козленком. Трава на плато была зеленая и густая, со множеством весенних цветов. Особенно нравились Анастасье яркие пятна фиалки скальной среди камней. Крупные цветы были разнообразной окраски: бедой, желтой, голубовато-желтой, голубовато-фиолетовой и темно-фиолетовой. Улыбка на карминно-красных губах, распахнутые зеленые глаза — как одинокая черешня, мечтательно стояла на краю скалы Анастасья, обласканная теплыми лучами солнца. Она будто ждала чтобы сильный безжалостный ветер унес ее в зовущую горную даль, куда улетали дикие голуби. Хотелось Анастасье любви. Но судьба ей выдалась иная.
Когда вечером она погнала стадо к селу, выскочил вдруг многолапый длинношерстый зверь, схватил одну из овец и потащил ее к пещере. Не испугалась Анастасья чудовища и бросилась спасать овцу, но поскользнулась на камне и хромая стала медленно спускаться к дому. Козленок испуганно жался к ней. Из пещер вылезли страшилища и окружили ее. И обомлела Анастасья, когда мерзкие твари с липкой кожей и ядовитыми бородавками сдавили ее. Она закричала громко и жалобно, призывая смельчаков на помощь. Но никто не откликнулся на стоны несчастной. Медленно сжимались смертельные кольца, ломая кости. Обреченная Анастасья продолжала кричать, захлебываясь слезами. В деревне все отупели от страха в своих домах. Козленок, раздавленный чудовищными кольцами, давно смолк, лишь Анастасья исступленно прощалась с жизнью.
И тут не выдержали скалы, слушавшие утром песни цветущей девушки-черешни и покоренные ее красотой. Со сводов пещер вдруг попадали камни, похоронив под собой прелестную девушку и мерзких чудищ.
Утром поднялись в высокий грот жители деревни и видят: скала плачет, сочится из нее чистая вода, как девичьи слезы...
Минули века. Сейчас в большом гроте среди отвесных белых скал шелестит листьями дикая черешня, ее корни пьют воду из источника. Воркуют голуби, живущие в трещинах скал. Насторожившись, ухо слышит таинственные звуки, рождаемые ветром в гроте — будто хор поет старинную легенду о юной Анастасье.


 


Перепечатка и использование любых материалов с сайта, без письменного разрешения запрещена